Последняя Великая Княгиня

Чудны дела твои, Господи. Удивительно, что судьба Российского Императорского Дома оказалась связана с Канадой. Еще живы старушки – прихожанки храма Христа Спасителя в Торонто, которые помнят Великую княгиню Ольгу Александровну Романову.

До недавнего времени в запасниках Русского Музея в Ленинграде хранились два портрета кисти Валентина Серова : портрет брата последнего царя Михаила Александровича Романова и его сестры Великой княгини Ольги Александровны. Эти полотна появились в процессе создания общего большого портрета Императора Александра III и его семьи, который был заказан Валентину Серову весной 1892 года по рекомендации Ильи Репина для Харьковского Дворянского Собрания. Великий художник рисовал десятилетнюю царскую дочь в три приема с натуры. С портрета на нас устремлены прекрасные и мудрые глаза ребенка, как будто судьба, полная лишений и изгнания была угадана кистью художника.

Великая княгиня Ольга Александровна была самой младшей сестрой последнего русского императора Николая II. Вся ее жизнь – пример того, как исторические события могут безжалостно перевернуть прежнюю благополучную жизнь. Маленькая, хрупкая, застенчивая Ольга Александровна всегда была полна сострадания к людям и глубоко религиозна. Сумела чудом выжить в период падения последней русской монархии и преследования большевиками, долгие годы жизни проведя в изгнании в Дании и Канаде. Умерла в Торонто 24 ноября 1960 года в возрасте 78 лет.
В Канаде Великая Княгиня провела 12 лет, последние два года своей жизни в пригороде Торонто, Миссиссаге.

Великая Княгиня Ольга Александровна родилась в Сант-Петербурге 14 июня 1882 года. Она была самой младшей дочерью императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, дочери Датского короля Кристиана IX, до замужества принцессы Марией-Софией-Фредерикой-Дагмар. Как и вся царская семья, годы, предшествующие Первой мировой войне, Великая Княжна Ольга жила в роскоши и благополучии. Училась рисовать у лучших профессоров живописи. По ее эскизам были выполнены десятки тысяч почтовых открыток начиная с 1902 года. В последствии Великая Княгиня Ольга занималась живописью профессионально, рисовала акварелью и маслом.

В 1901 году в возрасте 19 лет она вышла замуж за принца Ольденбургского. Молодые жили в Петербурге и часто в загородном дворце под Воронежем. Этот брак Великой Княгини не сложился и в 1916 году был аннулирован, тогда она смогла выйти замуж по большой любви за красавца-полковника Николая Куликовского. Брак был морганатическим, так как новый муж не принадлежал к особам королевской крови. Дети от этого брака не имели права на престол. И по законам престолонаследия потомки семьи на престол права также не имели. По примеру многих аристократок во время Первой мировой войны Ольга Александровна стала сестрой милосердия и вслед за Николаем Куликовским отправилась на фронт. Госпиталь Красного Креста находился в Ровно. Позже, этот госпиталь стал носить ее имя. Раненые не верили, что хрупкая сестричка, ухаживающая за ними, действительно Великая Княгиня. Некоторые поднимали глаза к образам, думая, что это им привиделось. Во время революции Ольга оказалась в Киеве в госпитале, и, возможно, это обстоятельство спасло ей жизнь.

Чета Куликовских бежала в Крым, чтобы воссоединиться со старшей сестрой Ксенией и вдовствующей императрицей Марией Федоровной. В Крыму в августе 1917 года Ольга Романова - Куликовская родила своего первенца – Тихона. Позднее большевики заняли Крым и Ольга Александровна с сыном и мужем тайно добралась пароходом до Новороссийска. Оттуда на поезде до Ростова. Шел 1919 год, и Ростов был во власти Деникина. Но Деникин отказался принять Великую княгиню. Семья с крохотным Тихоном бежала дальше. После приезда в станицу Ново-Минскую под Екатеринодаром (Краснодар) Ольга Александровна родила второго сына – Гурия.
Белое движение терпело неудачу, и судьба гнала семью Ольги Александровны далее: из станицы Ново-Минской в Новороссийск. Из Новороссийска в начале 1920 года Великая Княгиня с семьей прибыла на родину ее матери в Данию. В Дании семья Куликовских мирно жила на ферме в течение долгих лет . Они растили двух сыновей : Тихона , 1917 года рождения и Гурия – 1919. В 1928 году умерла вдовствующая императрица Мария Федоровна.

В 20-х годах имя Ольги Александровны не раз мелькало в прессе в связи с широко известными авантюрами «воскрешения Анастасии». Смысл их был в том, что Анастасия – младшая дочь царя – якобы чудом избежала гибели в подвалах Ипатьевского дома. Как известно, новейшая история полностью опровергла такую возможность. Периодически самозванки появлялись в Европе и заявляли о себе. В этих случаях призывали свидетелей жизни при дворе – Ольгу Александровну и Марию Федоровну. Им приходилось разоблачать самозванок. Подчас это бывало очень трудно, так как за лжедочерьми стояли силы, жаждавшие реставрации российской монархии.

Дания была оккупирована нацистами в 1941 году. Как только Красная Армия проблизилась к границам Дании, советское правительство стало добиваться от датского экстрадиции царской сестры на том основании, что она помогала эмигрантам, воевавшим на стороне немцев. Тучи сгущались над головой семьи Куликовских, Датский король официально информировал Великую Княгиню Ольгу, что Дания не может гарантировать ее безопасность. Английская королевская семья предложила три варианта переезда: Южная Африка, Австралия или Канада. Родственник Великой княгини и одновременно друг английского короля Георга V помог семье перебраться в Канаду, подготовив все необходимые бумаги. Речь шла, в основном, о визах. Продали ферму в Кнудсминде и 2-го июня 1948 года семья Куликовских отправилась на корабле из Ливерпуля (Англия) в канадский Галифакс. Под Торонто полковник и миссис Куликовски (так теперь именовались «сельскохозяйственные эмигранты» Романовы-Куликовские ) купили ферму в поселке Нассавейя. Индейское слово «высокое место, откуда расходятся воды». В Канаде много географических названий, перешедших из языка коренных жителей индейцев-оджибуэев. Поселились на ферме с участком земли 200 акров в Онтарио, в 80 километрах от Торонто. Кэмпбеллвиль находится в живописнейшем месте Онтарио. И 60 лет назад это была настоящая «канадская Швейцария». Десятикомнатный красного кирпича трехэтажный дом, располагающийся на вершине холма посреди 200 акров плодородной почвы купили за 14.000 долларов. Так что, хотя судьба Ольги Александровны сложилась не совсем по-императорски, но комфорт в доме был обеспечен. Были куплены коровы джерсийской и голштинской породы, две лошади.
Каждое воскресенье за 50 миль ехали в Церковь Христа Спасителя (Christ the Saviour Cathedral) в Торонто. О жизни в Канаде сын Великой Княгини Тихон вспоминал в своих мемуарах: «В Канаде мы были встречены радушно, как местным обществом, так и русской колонией, собиравшейся тогда у единственной церкви в Торонто на Глен Моррис стрит». Русский православный приход Торонто размещался в небольшой церкви. Церковь переехала с 4 Глен Моррис стрит на свое теперешнее место: 823 Manning Av., Toronto, летом 1966. Именно период 1950х годов считается “Серебрянным веком” Прихода Храма Христа Спасителя. История этой церкви – это история невероятных лишений и самоотречения прихожан. Появление Великой княгини было воспринято с большим энтузиазмом. Она помогала средствами, рисовала иконы, которые дарила приходу. Так Великая княгиня написала иконы для иконостаса, а также икону Божией Матери для древней, XVI века греческой сени, которую передал приходу Королевский Музей Онтарио. В музее и сейчас висит портрет Великой Княгини Ольги Александровны. До сих пор вспоминают в Храме Христа Спасителя ее чрезвысайную скромность и простоту, а также стремление щедро жертвовать. При Храме и теперь работает церковно-приходская школа имени Великой Княгини Ольги Александровны, где детям преподается Закон Божий, русский язык и история России, русская литература, церковное пение и рисование.
« В Канаде я сразу же почувствовала себя дома»,– говорила она. «Большие открытые пространства напоминают мне Россию». Нельзя не согласиться – те же просторы, те же березки, и даже суровая зима. Ольга Александровна вспоминала суровые канадские зимы, когда заносы не позволяли проехать из Кэмпбеллвиля в Торонто.
Когда у супругов уже не было сил на то, чтобы содержать ферму, они продали ее в 1952 году и перебрались в коттедж в местечке Куксвиль к западу от Торонто. Ныне Куксвиль – район в г. Миссиссага и престижное место в Большом Торонто. Полвека назад, там все было иначе, чем в наши дни: половину Куксвиля занимают виллы мультимиллионеров. Их вид даже издалека поражает великолепием. Однако, полувека назад, также как и теперь, стоял небольшой кирпичный коттедж на Camilla Rd., окруженный садом, за домом раскинулся овраг, в котором течет ручей, называемый Куксвиль. Только за оврагом вырос новый многоэтажный дом. На адрес этого коттеджа много лет назад и пришло приглашение из Букингемского дворца на королевский прием, состоявшийся на яхте, во время путешествия Елизаветы II. Тогда Великая Княгиня Ольга последний раз видела свою английскую родственницу.

Природу Куксвиля Ольга Александровна отразила на многих своих картинах. В эти годы Ольга приобрела славу как художница. Выставки ее работ (а это были небольшие по размеру акварели) в 50-х годах постоянно появлялись в Торонто. Творческое наследие Ольги Александровны насчитывает более 2000 картин. Бесчисленные ландшафты и цветы, сценки из повседневной жизни в России, Дании и Канаде. Произведения, принадлежащие кисти Великой Княгини Ольги Александровны, находятся ныне в галерее Ее Величества Королевы Великобритании Елизаветы II, в собрании герцога Эдинбургского, Короля Норвегии Харальда, в музее Баллеруп, что в Дании, а также в частных коллекциях США, Канады и Европы. Еще в 1936 г. картины Великой княгини экспонировались в Лондоне в галерее «Агнью» на благотворительной выставке в пользу русских беженцев, проживающих в Англии. Все ее работы были раскуплены в течение двух дней. Их владельцами стали королевские семьи Великобритании и Норвегии, барон Ротшильд, Уинстон Черчилль и другие. Ее картины можно увидеть также в Смитсоновском институте, в Резиденции русского посла в Вашингтоне, в Новой Третьяковской галерее.

В последние месяцы своей жизни она жила в восточном Торонто в доме русских эмигрантов Мартемьяновых. Где и умерла, как и хотела, среди говорящих на родном языке и икон.

Великую княгиню пережили ее два сына: Тихон и Гурий. Тихон, который умер в 1993 году, успел основать Благотворительный Мемориальный Фонд Великой Княгини Ольги Александровны в 1991г., в период перестройки, для помощи народу России. После его смерти Фонд возглавила его вдова Ольга Николаевна Куликовская.

В отдаленной части North York Cemetery, выходящей на тихую улочку Senlac, могилы с надгробиями на русском языке. Одно из надгробий немного выделяется на фоне остальных массивным каменным крестом с русской православной иконкой. Крест поставили на собранные русскими людьми деньги. Под этим крестом захоронены Ольга Александровна Романова, Николай Александрович Куликовский и Тихон Николаевич Куликовский.
Надпись под крестом - буквы Е.И.В «Ея Императорское Высочество» есть и на английском: Her Imperial Highness.
Под крестом небольшая бронзовая мемориальная доска прямо на земле. С двуглавым русским орлом и надписью на английском языке простой и локаничной: «Великая Русская Княгиня Ольга Александровна». Надпись на камне кратко передает историю скитаний и степень родства Ольги Александровны с королевскими домами Европы. Елизавете Второй она приходится кузиной ее дедушки.

Многие ли в этом городе и в России знают о том, что здесь покоится Великая Княгиня Ольга Александровна, сестра последнего русского императора Николая Второго, младшая дочь царя Александра III.

Образ Великой Княгини возвращается из забвения. Устраиваются выставки ее картин. О ней пишутся монографии. В небольшом городке в Дании Баллеруп, где Великая Княгиня прожила с 1930 по 1948 годы, организован музей. Там выставлены ее картины и другие материалы, посвященные ее жизни. В Дании также организовано “Общество друзей Ольги”, куда, среди прочих, входит мэр Баллерупа, секретарь Российского посольства и другие уважаемые граждане.

«Исторические события сильно затрудняют нашу жизнь», – однажды заявил покойный президент Джон Кеннеди в обращении к американскому народу. В случае Великой Княгини Ольги Александровны история сыграла с ней злую шутку, сделав ее жизнь намного более трагичной, чем жизнь большинства простых смертных. «Если я когда-нибудь примусь плакать, то уже никогда не остановлюсь»,– говорила она. И если, что и спасало ее всегда, так это глубокая вера в Бога, которую она пронесла через всю жизнь и искусство, которому она была предана до конца.

Автор Юлия Войтинская.